Главная » Достопримечательности » Храм Василия Блаженного

Храм Василия Блаженного

Его купола вот уже полтысячи лет являются неотъемлемой частью сердца Москвы – Красной площади. Он полон легенд и тайн, разгадать которые пытались на протяжении веков, но не смогли до сих пор.

Храм Василия Блаженного имеет непростую судьбу: он мог сгореть, быть разрушен, разбомблен, но устоял и теперь красуется на открытках, постерах, гравюрах и радует сердца людей. Нарядный и величественный — его называют символом России, ее душой, уникальным архитектурным памятником мировой сокровищницы.

Ослепленные зодчие ослепительного храма

Рождение шедевра архитектурного зодчества историки связывают с победой Руси над Казанским княжеством в 1552 году. Это была третья попытка за семь лет русского войска под командованием Ивана Грозного взять неприступную крепость Казань. Значимость этого события для княжеств была велика, и царь даже дал обещание построить храм в Москве, если удастся одолеть неприятеля. В честь триумфа и было начато строительство самого необычного православного собора.

По легенде, царь лично выбирал архитекторов не только из числа поданных, но и иноземных. Да и задача была, говорят, не из легких: требовалось создать нечто особенное и грандиозное. Имен авторов проекта история не сохранила. Разработку уникального сооружения приписывают двум псковичам, смело взявшимся воплощать задумку царя, не отличавшегося смирным характером.

Они смогли выполнить работу за шесть лет, сделав невозможное – получив признание Ивана Грозного, потрясенного великолепием сооружения и уникальностью идеи архитекторов. Версию о том, что он приказал ослепить зодчих, чтоб они не смогли повторить своего творения, или построить еще более великолепный собор, подтвердить или опровергнуть документоведы не в силах. Никаких данных о столь древних событиях, касающихся ни авторства святыни, ни их судьбы не сохранилось.

Правда, знатоки утверждают, что это была довольно распространенная практика в европейских странах, которую народная молва перенесла и на историю с псковскими умельцами. Существует и стихотворение от 1938 года, вроде как подтверждающее жестокость царя. Поэт Д. Кедрин так и назвал его — «Зодчие», рассказав о трагической судьбе талантливых мастеров, не угодивших царю лишь тем, что отвечая на его вопрос, признались, что могут сотворить еще шедевр, если тот прикажет. Многие исследователи истории Москвы склоняются к тому, что этой байке верить нельзя.

Но то, что на день штурма Казани пришелся праздник Покрова Божией Матери и поэтому храм получил название в ее честь – документальный факт. Ведь историю своих походов и войн каждый правитель поручал летописцам, чтобы сохранить память о себе как о завоевателе земель. Не стал исключением и Иван Грозный, чьи победы и поражения на протяжении четырех десятков лет его правления известны в подробностях. Об этом и не только рассказали и стены монументального сооружения.

Восьмиугольная звезда

Если посмотреть на купола храма сверху, то они складываются в восьмиугольную звезду, находящуюся в квадратном периметре, вписанном в ромб. Восьмерка – символична, как и все, что касается храма. Эта цифра считалась днем Воскресения Христа и символом Святой Богородицы. Например, своды шатра Покровской церкви – восьмигранники, столбов арочных пролетов столько же, а восьмерик и четверик – особый архитектурный стиль, используемый в ее построении.

В проекте этого сооружения вообще много знаков, связанных с Иерусалимом, с историей Руси и ее святыми. Этот ансамбль церквей, в центре которого высится храм Василия Блаженного, скрывает не меньше тайн, чем знаменитый Ковчег.

Даже в двойном названии этого прекрасного сооружения есть секреты. Центральная церковь, вокруг которой еще несколько отдельных и самостоятельных приходов, изначально была освящена во имя Покрова Пресвятой Богородицы и до сих пор официально именуется Покровской. Год окончания ее строительства пришелся на 1561 – дата указана на одной из стен храма. Эту удивительную находку обнаружили при реставрации в 60-х годах прошлого века. Кроме того, очистили и другие надписи под слоем фресок, из которых узнали историю возникновения храма и названия всех входящих в общность церквей.

В те давние времена его высота била рекорды: в столице выше шестидесяти с лишним метров зданий не было. К главному храму примыкали еще пять, объединенные общим основанием. Он напоминает постамент, причем довольно внушительный: Москва неоднократно страдала от весенних паводков, затоплявших, порой, всю площадь вплоть до Кремлевских стен.

Часть значительной коллекцией древнерусской иконописи и редкие предметы церковно-прикладного искусства находятся в нижнем ярусе – постаменте. Он состоит из нескольких помещений, соединенными узкими проходами. Подвалом их назвать сложно, скорее это ниша, довольно надежная, стены которой сделаны из крепкого известняка, и высокая – более шести метров. Именно здесь, поговаривали, хранилась знаменитая библиотека Ивана Грозного, история которой сама по себе заслуживает отдельного разговора. Но никто не знает точно, находилась ли там она когда-нибудь и где теперь: поиски ни к чему не привели. Позже там хранили и царскую казну, и церковное богатство из других храмов. В эту нишу ведет только одна узкая лестница – из главного Собора. О ней не знали до 30-х годов XIX века, ведь выход на нее был заложен кирпичом. Сейчас в нише выставлены иконы, элементы украшения, другие экспонаты, рассказывающие об истории создания шедевра архитектуры, и туда по винтовой лестнице водят туристов.

Архитектурный облик храмового ансамбля многократно менялся: уже через сто лет решено было соорудить дополнительно два крыльца, перекрыть сводами галерею и продолжить роспись стен. Современники могу видеть, как причудливо сочетается древнерусский стиль с фресками и живописные работы различными составами красок XVII-XVIII веков внутри храма.

Покровская – главная церковь – окружена четырьмя большими, высотой до тридцати метров, церквами, а они соседствуют с небольшими, метров пятнадцать в высоту, малыми. Все они соединены не только общим фундаментом, но и внешней галереей со сводами, а также внутренними проходами, хотя имеют и отдельные входы. Каждая имеет собственное название по имени святого.

Свою удивительную расцветку купола и стены получили не сразу: первоначально они были традиционного белоснежного цвета в кирпичной сетке с золотом маковок. Через сто лет, во времена екатерининского правления, появилась роспись стен и куполов. Почему они именно таких расцветок неизвестно, но ученые и историки не оставляют попыток разгадать и эту загадку.

Число колоколов, как утверждают документальные источники, было 25 – по количеству старцев вокруг Христа. Осталось их десять: по одному на каждую церковь. Их достраивали в разное время. Храм Василия Блаженного, названный так по имени московского юродивого, имевшего отношение к строительству храма, якобы отдававшего всю собранную милостыню в его пользу, а позже похороненного на его территории, изначально был невзрачным приделом. Его выстроили в конце XVI века, и он стал десятым в общей группе. То ли народная молва разнесла весть о чудесах, что совершал юродивый, то ли он и правда помогал молящимся исцелиться, но практически сразу храм стали называть его именем. Оно так и прижилось до наших дней.

Церкви не похожи друг на друга, но собранные вместе являются гармоничным произведением. Например, в отличие от соседствующих церквей, вход в Собор Василия Блаженного начинается с первого уровня. Посетителей встречает шедевр екатерининских времен «Богородица Знамение» — икона во всю стену, она считается самой большой из подобного типа.

Через 350 лет на стенах появилось изображение самого святого, и тогда же установили посвященную ему икону. Есть еще одна — более ранняя, датируемая XVIII веком, расположенная в самом иконостасе. В его состав входят старинные образа, а внутри церкви есть и само захоронение Василия Блаженного. Над ним высится резная арка, украшенная росписью и иконами. Многие считают это место одним из самых почитаемых святынь.

Пол, кстати, тоже необычный. Над ним трудились каслинские мастера чугунного дела.

Удивителен по красоте и звук церковных песнопений: он разносится легким ветром вверх благодаря керамическим сосудам, встроенным в стены. Как уверяют знатоки, они несут две функции – держат тепло и резонируют звук.

Церковь была закрыта почти 60 лет, но в день памяти святого в 1997 году распахнула двери для всех желающих. С тех пор остается единственной, где еще проходит служба, все остальные работают не для прихожан, а для туристов.

Под счастливой звездой

В общем-то, у этого храма оказалась счастливая судьба: за 456 лет он выстоял, невзирая на все угрозы, что несли войны, стихийнее бедствия и смена политического строя. Он не раз горел, но его все время реставрировали. Он пережил нашествие Наполеона, который на него заглядывался и даже хотел забрать в качестве трофея, разобрав по кирпичикам, в Париж. А когда пришлось экстренно бежать, то приказал взорвать его. Уберегло чудо: фитили потушил внезапный ливень.

Наибольшие разрушения принесли события 1917-ого года. От снарядов пострадал свод, окна были выбиты, на полу лежали сугробы, а все ценное конфисковано или разграблено. Могли бы взорвать, как это практиковалось большевиками повсеместно, но, отыгрались лишь на настоятеле этой церкви, которого расстреляли вместе с другими неугодными новой власти. В 1928 году приняли решение признать сооружение памятником архитектуры и взять его под государственный надзор. С тех пор он входит в филиальную сеть Государственного исторического музея.

В сталинский период правления на храм покушалось высшее руководство партии. Говорят, что с тех времен сохранился план Красной площади без древнего собора. Молва распространила историю, как вождь народа на демонстративный жест своего приближенного, снявшего с карты Москвы картонную копию храма, рассердился и сказал, чтоб тот поставил его на место. А вот колокола были сняты и долгое время не могли решить, что с ними делать. Хотели переплавить, да видно передумали, может поэтому они сохранились. Эта коллекция из 14 разнокалиберных колоколов – одна из самых редких в мире. Среди них есть и древние: отлитые еще при дворе Ивана Грозного.

Музей потихоньку комплектовал фонды, проводились экскурсии, но в целом, сил хватало лишь на то, чтобы поддерживать его состояние. Огромную роль в его сохранности играли энтузиасты-музейщики.

Закрытым собор был на протяжении всей Великой Отечественной войны, и только на 800-летие столицы – через два года после Победы – открыл свои двери. Надо отметить, что в послевоенный период популярность музея росла.

Начиная с 50-х годов реставраторы расчищали внутренние стены Покровской церкви, где и были обнаружены надписи о дате завершении строительства и другие. Тогда же покрыли медью купола, и они до сих пор остаются прочными. Еще через десять лет на внешней галерее под толстым слоем краски нашли фреску с орнаментами, по которой смогли восстановить первоначальную роспись храма. Она получила название «ковровая».

В начале 90-х годов здание включили в мировой перечень культурного наследия ЮНЕСКО, с чего и началось его возрождение.

Основные реставрационные работы на всем памятнике архитектуры окончены только в 2011 году – это был юбилейный год, церковь отметила 450-летие.

Реставрационные работы ведутся до сих пор, но это знаковое сооружение продолжает работать. Туристам показывают практически все помещения, прихожане ходят только в действующий храм. Православной церкви и музейщикам удалось поделить между собой функции.

Сегодня на фоне древнейшей классики фотографируются десятки миллионов туристов ежегодно. И если б у Собора был свой Инстаграм, то по количеству подписчиков он был бы в топе. Хотя по известности он, итак, бьет рекорды, становясь в один ряд с Эйфелевой башней и Египетскими пирамидами.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*